• Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
Настройки
Внуки

Первый мой выход на охоту оказался неудачным. Дед убил на току пять косачей, я – ни одного. Как горько было шагать с пустым ягдташем в деревню! А ягдташ был отменный. Я своими руками приладил к кожаной суме десять ремешков с медными колечками. Будет удача – на каждый ремешок по птице!

И вот я шел без "поля". По двум чернышам дал промах, третьего подшумел. Теперь слезы стояли в глазах, но плакать охотнику не положено, и я сдерживался.

У меня был умный и добрый дед. Трех самых крупных косачей он привязал к моему ягдташу.

– Вот и шагай, брат,–сказал он, щуря ласковые глаза.– А то неудобно итти: люди скажут – старичишка больше молодого добыл.

По деревенской улице я шагал медленно-медленно, сдерживая длинноногого деда. Пусть видят соседи! Пусть каждый – молодой и старый – взглянет на мой ягдташ, дивно украшенный лирохвостыми петухами!

И я был замечен. Обо мне с завистью говорили мои сверстники-мальчишки. Мать и бабушка поздравляли меня. Молчаливый мужик, страстный охотник, дядя Нифонт одобрительно качал головой. Слава была до того натуральна, что я сам начинал верить, будто черныши добыты мною.

Только дед сказал мне наедине:

– Ты, пожалуйста, не думай, что я всегда буду привязывать птиц к твоему ягдташу. Сам учись промышлять. На чужой спине в рай не ездят!

Давным-давно это было. Теперь я сам белоголовый дед.

Но глаза мои еще зорки, тверда опытная рука. Без добычи не прихожу.

Сегодня шел я из леса и встретил на тропе юного охотника. Он израсходовал все патроны и возвращался домой с пустым ягдташем. Наверно, у него не было деда-наставника.

Я предложил ему двух тетерок. Он отвернулся:

– Милостыню ни от кого не принимаю!

Хорошо, что ты гордый, – примирительно сказал я. – Но тетерок все-таки придется взять. У меня внуков нет, и я тебе долг отдаю!

Смущенный, он смотрел непонимающими глазами. Я рассказал про свой первый выход на ток, про деда. Юноша улыбнулся, стал привязывать птиц.

Он был растроган и счастлив. Лицо его по-детски светилось, голубые глаза сияли.

Я все-таки сказал:

– Ты, пожалуйста, не думай, что я всегда буду встречать тебя на тропе и подвязывать птиц к твоему ягдташу, сам учись добывать. На чужой спине в рай не ездят!

– Это ясно, – ответил он. – Стрелять я непременно выучусь!

Он помолчал и добавил:

– Когда буду старым дедушкой, как вы, повстречаю молодого неудачника и отдам ему долг. Поддержу, чтобы он духом не падал!

И мы оба весело засмеялись.

 
< Пред.   След. >